Коррупция, информационный рэкет, прочные связи с криминальным миром – все это давно связывает питерское интернет-издание «Фонтанка». Газета буквально погрязла в коррумпированных скандалах. Об этом не раз писали российские СМИ и порталы. История получила интересное развитие дальше. Удивляться тут нечему, если учесть криминальное прошлое заместителя главного редактора «Фонтанки» Евгения Вышенкова – рэкитера и зэка, а также преступного медиатора гендиректора и главреда ИА «АЖУР» Андрея Константинова.

Подробности своей криминальной жизни Евгений не скрывает и охотно делится ими. Любой нормальный человек не стал бы столь хвастливо и, можно сказать, гордо раскрывать свое грязное прошлое…но только не Вышенков. Он хвастается своими знакомствами в криминальных кругах, зовет себя «ночным губернатором Санкт-Петербурга». Вышенков и Константинов также могут «похвастаться» дружбой с криминальным авторитетом 90-х годов Владимиром Кумариным – главой тамбовского ОПГ. Одним словом, «Фонтанка» «корнями» уходит в преступный мир.

В городе на Неве уже начали поговаривать о былом опыте и настоящем сотрудничестве Вышенкова и местного уголовника Али Гейдарова, более известного как Альберт Рыжий.




Али Гейдаров впервые «пришел к успеху» в бандитской среде после покровительства со стороны Деда Хасана – известного вора в законе. Путь к успеху закончился для Гейдарова с кончиной Хасана, что переросло в крупный конфликт с азербайджанской диаспорой воров. Так в ходе этих разборок Рыжий совершил ряд серьёзных поступков, сделавших его в воровской среде персоной non-grata. Например, его позорное бегство от людей Лоту Гули (азербайджанский авторитет, более известный как Гули Бакинский). Рыжий не придумал ничего лучше, чем спрятаться в первой же полицейской машине.

Удачной и успешной «карьеру» Али Гейдарова назвать сложно, но на страницах «Фонтанки» он фигурирует как [b]«самый молодой, везучий и неуловимый авторитет последнего времени».

Бежав после вышеупомянутых событий из Москвы в Санкт-Петербург, Гейдаров столкнулся с необходимостью скорее реанимировать свою воровскую карьеру. Тут Рыжий и сошелся с Вышенковым. Можно сказать, что Евгений стал для него новым дедом Хасаном, только в питерском бандитском мире. Замглавы «Фонтанки» предложил Али обеспечить ему защиту и необходимые связи в ФСБ и полиции. По некоторым источникам, именно с подачи Вышенкова неоднократно «принимали» людей, приезжавших в Петербург, чтобы призвать Гейдарова к ответу за содеянное.

К слову, знакомство Вышенкова и Рыжего завязалось через печально известную Фатиму Мисикову, объявленную в России в федеральный розыск за попытки «отжать» кругленькую сумму у конкурентов с помощью людей Шакро Молодого, который с помощью команды «модных дизайнеров» «разводил» бизнес на крупные деньги.

Пресса писала, что состоятельная семья Мисиковых владела самой большой в Питере овощной базой ЗАО «Нарт», известной как «питерский Черкизон». Так Фатима решила приумножить семейные богатства: в конце 2015 года она стала звездой криминальных хроник в связи с разборками с другой бизнес-леди – Жанной Ким, с которой люди Шакро Молодого пытались силой «стрясти» 8 миллионов рублей за выполненный Мисиковой дизайн-проект ресторана.

Как можно заметить, криминальный «бэкграунд» у девицы весьма богатый, и само её участие в роли «сводницы» лишний раз подтверждает то, что Вышенков не просто вертится в криминальных кругах, но и пользуется приобретенными там связями.

Интерес Вышенкова к Гейдарову обусловлен тем, что ему понадобился новый авторитетный друг, так как звезда Кумарина давно погасла. По всей видимости, Вышенков хотел воспитать из Рыжего нового криминального авторитета, которым можно было бы управлять. Также за создание имиджа «правильного» бандита Алик выплачивал Евгению 5 тыс. долларов в месяц. Согласитесь, неплохая прибавка к редакторскому жалованию.

Впрочем, Рыжий тоже имел свои плюсы в сотрудничестве с Евгением, ведь он познакомился с бывшим зэком и ментом, который сам хвастался возможностью решить любые проблемы в Питере. Правда, Алик упустил из вида одну деталь в союзе с Вышенковым - склонность Евгения к педерастии, которую он, по всей видимости, приобрел во время своего тюремного срока.

Тем не менее, союз состоялся. Евгений начал отрабатывать свой гонорар. Он старался протолкнуть своего протеже в верхние эшелоны криминального мира Питера. Об этом говорит пафос, сопровождающий материалы, выходящие из-под его пера.





В своих публикациях Вышенков старается всячески преувеличить заслуги Альберта. В одной статье он пишет, что Рыжий никого не грабил, «все это чушь собачья».

Да, его какие-то знакомые у кого-то отняли сумку с деньгами… Ну, бывает, пацаны. Он никогда не будет заниматься такими вещами. Его задача – заниматься властью в подпольном мире».В другой статье, посвященной задержанию наёмных убийц, посланных по душу Гейдарова, бандит Рыжий вдруг становится «нашим петербургским Альбертом».




К слову, с какой радости для петербургской публики, читающей «Фонтанку», Гейдаров стал нашим? Об этом, видимо, известно лишь самому Вышенкову.

В конечном итоге, как и следовало ожидать, союз Вышенкова и Гейдарова в преступном сообществе не оценили и он развалился. Алик окончательно потерял последнее доверие среди «своих». Соответственно, закончился на этом и пиар Гейдарова на страницах «Фонтанки». Зато тут же начался другой. Ну любит Вышенков оказывать кому-либо услуги покровителя. Так он запустил очередной проект «Михаила Баракина», уже более подходящий для замглавы «Фонтанки» с точки зрения его сексуальных пристрастий.

После всего вышесказанного, возникают вопросы: неужели воровское сообщество настолько прогнило, что готово сотрудничать с таким отвратным типом как Евгений Вышенков? И насколько читатели «Фонтанки» готовы доверять изданию, которым управляют люди вроде Вышенкова и Константинова, уличенные в связях с преступным миром, погрязшие в интригах, коррупции и в связи с криминалом?